Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы

Разного типа назойливые состояния: ужасы (фобии), мысли, сомнения, мемуары, опаски, представления, желания, движе­ния и деяния — представляют собой в большинстве случаев довольно очерчен­ную форму нервно-психических расстройств. Почти всегда не составляет труда выделить их из общей медицинской картины. Все таки младшему детскому возрасту в малой степени доступно осознание этих состояний, осмысление Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы их болезненности их и критичное от­ношение к ним. Меньше приходится рассчитывать на обнаружение в этом возрасте активного сопротивления чуждым сознанию пережива­ниям. Потому у младших малышей трудно идентифицировать фобичес-кие и обсессивные (назойливые) явления, тотчас их нереально от­личить от ненавязчивых страхов, сверхценных, бредовых мыслях.

В тех же Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы случаях, когда в медицинской картине обнаруживаются очевидные назойливые состояния, возникают другие диагностические трудности. Они связаны с тем, что обсуждаемые симптомы могут встре­чаться при многих заболеваниях: резидуально-органических пораже­ниях мозга, эпилепсии, шизофрении, маниакально-депрессивном пси­хозе и психопатиях. При всем этом навязчивости могут быть или состав Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы­ной частью основного заболевания, или проявлением вторичных невротических напластований. Естественно, что для дифференциальной диагностики большее значение имеют 1-ые, потому что они несут внутри себя больше отличительных черт, характерных основному нервно-психи­ческому расстройству.

Невроз навязчивости у малышей, в особенности в затяжных и неблагопри­ятно текущих случаях, приходится дифференцировать с Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы вяло текущей шизофренией. На исходных шагах заболевания это достаточно тяжелая ди­агностическая задачка, требующая, с одной стороны, учета возраста ре­бенка, а с другой — познания своеобразия обсессивных явлений при про­цессуальном заболевании.

При нервно-психических расстройствах у детей-дошкольников огромное место в неврозоподобной симптоматике занимает ужас. Шизофренические ужасы, а именно Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы, отличаются тем, что в течение заболевания утрачивают связь с травмировавшей хворого ситуацией, генерализуются, распространяются на другие объекты, становятся ма­лопонятными и необычными. Назойливые ужасы при шизофрении в этом возрасте, по-видимому, встречаются существенно пореже. Во вся­ком случае, дошкольники с трудом понимают чуждость и навязывае-мость переживаний, по Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы которым мы судим об их обсессивном характе­ре. У деток с ускоренным психологическим развитием возможность появ­ления назойливых страхов и провождающих их ритуалов существенно выше. Все таки более обыкновенными в этом возрасте следует считать навяз­чивые деяния в форме циклических движений, отдельных слов либо выражений. Если сначала они представляют собой имеют Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы защит­ный механизм, то достаточно стремительно утрачивают аффективный акком­панемент и преобразуются в глупые стереотипии. Наличие этих, ничего не означающих движений, а часто их вычурность и ма­нерность упрощают определение шизофрении.

ПРИМЕР 20________________________________Наташа, 11 лет

Всегда капризная, склонная к бурным аффективным разрядам, чрезвы­чайно неискусная в быту, не имеющая Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы друзей. С 4-летнего возраста отмеча­ются разные навязчивости. Не ела шоколад, жевала воротник платьица, в хоть какой ситуации задирала подол платьица, чтоб проверить, на месте ли резинка трусов. Ма улице без видимого повода стремилась целовать по­сторонних дам. С 8 лет дергает себя за соски, дотрагивается до подмышечной области, до Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы гениталий. К 10-летнему возрасту стала еще больше раздражительна, участились «истерические реакции». В то же время по­явились сомнения: «можно ли носить галстук?», «мой ли портфель?». Понимала их нелепость, пробовала с ними биться. Не один раз лечи­лась в психиатрической поликлинике, состояние улучшалось, но не навечно. Нередко уходила из дому, ездила Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы на трамваях, считая, что таким макаром избавится от излишних мыслей. Но круг колебаний расширялся, а кри­тика к ним ослаблялась, появились новые: «правильно ли дали ей приз в школе?», «украла ли у нее одноклассница книжку7», задумывалась, «если разре­зать пионерский галстук, остается ли он при всем этом треугольным Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы?». Влюб­лялась в девченок, сделала себе эталон девченки. В фантазиях обща­лась с нею. Беспрестанно задавала вопросы и добивалась подтверждений, разуверений и т. д., испытывала от этого временное облегчение. Обще­ние с детками не выходило, в одиночестве читала, игралась на фортепиано, управлялась с некими заданиями по труду. Почаще же Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы бездеятельна, лежит в кровати, дергает себя за соски, аксиллярные волосы либо мастур­бирует. Не соображает вполне болезненности собственных переживаний.

В течение нескольких первых лет описываемая клиническая картина трак­товалась как невроз навязчивостей. С расширением круга навязчивостей они становились более несуразными. При частичном осознании болезненно­сти этих симптомов девченка Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы нецеремонно показывала их. К этому присоединились бредоподобные фантазии и поболее выраженные измене­ния личности.

Произнесенное позволяет рассматривать всю описанную картину в рамках вяло текущей неврозоподобной формы шизофрении.

В препубертатном возрасте навязчивости при шизофрении возни­кают почаще и они продолжительнее. В это время детки уже понимают чуждость переживаемого и относятся к нему Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы критически. Сюжеты на­вязчивостей становятся разнообразнее и труднее. Посреди их опасение за собственное здоровье, жизнь, за благополучие родителей. В целом ряде всевозможных случаев детки понимают и защитный нрав ритуальных действий. В отличие от дошкольников, у младших школьников назойливые со­стояния долгое время остаются аффективно заряженными, их пе­реживание сопровождается Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы большего накала тревожностью. В соответ­ствии с этим их трансформация их в автоматизмы либо стереотипии наступает не скоро, как и практически неприметные и постепенные конфигурации личности, что очень затрудняет дифференциальный диагноз.

ПРИМЕР 21______________________________________Лена, 14 лет

Конфигурации в психологическом состоянии появились 4 года вспять, когда, нахо­дясь на юге, стала печальной Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы, плаксивой, появилась боязнь стекол. В тече­ние нескольких месяцев держался ужас порезаться — не пила из стака­на, прятала стеклянную посуду, хотя и понимала частично неправильность собственных мыслей. Потом эти явления прошли. С 9 до 13 лет была неунывающей, компанейской. За полгода до госпитализации стала вялой, переста­ла посещать кружки, испортились дела Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы с подругами. Пропал инте­рес к окружающему и появился ужас людей. Ворачиваясь домой, трясла одежку, стирала ее, следила за изготовлением еды, страшилась выходить из дому. В отделении был ужас инфецирования неизлечимой заболеванием, потому что «везде микробы». По-особому складывала одежку, страшилась инъек­ций, отворачивалась при разговоре, страшилась садиться на стул, не Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы ела вполне хлеб (ту часть, которую держала в руках). Общий фон настро­ения сначала был тревожным, сниженным. В итоге исцеления стала спокойней, приветливей, пропали ритуалы.

Назойливый ужас порезаться, появившийся у девченки в 9 лет при опреде­ленном осознании его болезненности его, расценивался как проявление невроза. В 13 лет появились боязнь человеческого Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы взора, порчи, инфецирования и сразу защитные ритуалы. Эти симптомы также могли рассмат­риваться как невротические. Но их стремительная генерализация, неле­пость содержания, стереотипизация ритуалов, разлад отношений со сверстниками, недопонимание болезненности переживаний и утрата ак­тивности были оценены как бредовой синдром в рамках шизофрении.

Назойливые явления, возникающие при шизофрении у Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы подростков, имеют меньше возрастных особенностей, чем таковые же у младших малышей. Все таки для целей отграничения от невротических симптомов следует учесть их определенное своеобразие. Обычно, они раз-

виваются на фоне преморбидных психастенических черт личности. В анамнезе обычно отмечаются тревожная трусость, имеются ука­зания на просто возникавшие в Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы прошедшем ужасы мглы, одиночества, животных, на защитные приемы, которые должны были ограждать от этих опасений. В ранешних возрастах также часто появлялись ригид-ные стереотипы действий и движений. Детки, в один прекрасный момент усвоив опреде­ленный маршрут следования в школу либо детсад, не меняли его года­ми, добивались поездки на Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы определенном виде транспорта, одевались исключительно в одном и том же порядке и т. д. Навязчивости возникают по­степенно, исподволь, но в течение заболевания нередки обостре­ния, ухудшения психологического состояния. В эти периоды у нездоровых наблюдаются тревожные либо тревожно-депрессивные состояния со ужасами и колебаниями настроения. Более частыми навязчивос-тями являются Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы такие, которые связаны с ипохондрическими, сексу­альными идеями, опасениями загрязнения, заболевания, мыслями о своем уродстве, атакже рассуждательство, калоритные, образные стра­хи. Сначала эти симптомы тем либо другим образом отражают воздействия психотравматизирующих причин, часто провоцирующих началь­ные симптомы либо обострения. Личность ребенка в это время на возникшие навязчивости реагирует как на Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы чуждые явления. В поведе­нии отмечается односторонность интересов, занятий, игр. Равномерно утрачиваются ранее обретенные симпатии и привязанности. Ужасы иррадируют на другие объекты, становятся отвлеченными, бесформенными, пропадает их связь с ранее важной для личности ситуа­цией. В случае шизофрении достаточно рано могут появиться рудимен­тарные сверхценные, бредовые идеи либо патологическое фантазиро Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы­вание. Таким макаром, далековато не всегда имеют место только одни навязчивости — психопатология существенно труднее. Позднее обнару­живается смена синдромов. Ритуалы отрываются от явлений, которые они призваны защищать. Скрадывается обсессивная симптоматика, ее место равномерно начинают занимать явления идеаторных автоматиз­мов, моторных стереотипии, ипохондрические, бредовые идеи, депер­сонализация Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. Проявления заболевания в целом становятся бессмыслен­ными, несуразными, непонятными (Сканави Е. Е., 1962). До этого тре­вожный аффективный фон и неспокойное поведение, отражающие заинтригованность и борьбу личности, сменяются пассивностью, вя­лостью, окончательным исчезновением жизнерадостности, холодно­стью, формализмом, теряется потребность в контактах с другими людьми.

Полиморфные навязчивости обычно сохранялись в течение всего Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы периода заболевания, усложнялись, сопровождаясь мудрствованиями, деперсонализацией, параноидными расстройствами.

В злокачественных случаях наступала более ранешняя редукция на-вязчивостей и выявление негативной симптоматики. Моносимптом-ные навязчивости, наблюдающиеся почаще в форме движений либо дей­ствий, в пубертатном возрасте упрощались и исчезали, отходя на зад­ний план (Головань Л. И., 1965).

Таким макаром, для Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы разграничения шизофренических навязчиво-стей нужно учесть ряд признаков. При шизофрении имеется

тенденция к появлению двигательного возбуждения, деперсона­лизации, параноидности, дисморфофобии, ипохондрии, структурных расстройств мышления. Сразу с этим развиваются конфигурации личности — в различных случаях с различной скоростью. Для диагности­ки имеет значение, таким макаром, оценка всей медицинской картины заболевания в целом. Если сначала Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы заболевания к навязчивостям имеется критичное отношение, то потом оно сменяется недопониманием болез­ни и чуждости этих явлений. В то же время последние становятся не­понятнее, нелепее, вычурнее. Исчезает аффективная заряженность самих обсессий, тревожно-депрессивный фон сменяется безразличи­ем. Изменяется и болезненная структура навязчивостей, которые пре­вращаются Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы в идеаторные автоматизмы либо ипохондрические бредовые явления.

Маниакально-депрессивный психоз у деток и подростков бывает до­вольно изредка. В связи со произнесенным встречающиеся назойливые со­стояния при нем имеют наименьшее значение для отграничения от других нервно-психических расстройств. Все таки приходится учесть, что время от времени навязчивости могут выступать Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы на фронтальный план медицинской картины депрессии. Так, в ряде наших наблюдений нездоровые подрост­ки находили некие из этих проявлений. 12-летняя девченка в течение депрессии, понимая неуместность и нелепость, мучительно переживала и боролась с повсевременно возникавшими мемуарами о собственных зазорных поступках — о том, как она толкнула малыша, ехав­шего на велике, и о Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы том, как порвала детскую игрушку.

У другой девченки 12 лет на фоне неглубокой депрессии появилась неуверенность, боязнь, что с нею либо с ее родственниками может слу­читься несчастье (они попадут под машину, станут жертвой нападения и т. п.), произойдет что-то неисправимое.

В особенности сложным является последующий Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы случай. В препубертатном возрасте девченке был поставлен диагноз невроза назойливых состоя­ний на том основании, что она мачалась рвением выдергивать во­лосы, чесать голову, высказывала опаски за здоровье родных, боя­лась беды в школе и в связи с этим для предупреждения несчастий особым образом осматривала углы комнаты. В предстоящем в данном Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы случае, как и в перечисленных выше, развились обычные депрессив­ные и маниакальные состояния, и диагноз маниакально-депрессивного психоза не вызывал колебаний.

Как Д. С. Озерецковский (1950), так и Р. Я. Голант (1939) считают, что эти обсессий не только лишь отражают преморбидные психастеничес­кие черты личности, да и свидетельствуют о трудности Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы психотическо­го состояния, в формировании которого учавствует тревожность. В отличие от психастенических навязчивостей, при маниакаль­но-депрессивном психозе течение последних очевидно периодическое. Аффективный фон, на котором они развиваются, депрессивен, стоек и не поддается психотерапии.

По воззрению И. И. Лукомского (1968), содержание назойливых пред­ставлений и мыслях депрессивно, т. е Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. отражает аффект тоски и утяжеляет состояние. В особенности тяжело переносятся нездоровыми бранные мысли и надлежащие рвения, относящиеся к близким и почетаемым людям, как это, к примеру, было у одной нашей нездоровой 12 лет, когда она была в отчаянии от мыслей, побуждавших ее уничтожить мама и отца.

Для целей дифференциальной диагностики важны некие Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы обоб­щения С. И. Когана (1957). Он показывает на то, что пубертатный пе­риод выявляет конституциональные особенности хворого, обнаружи­вающиеся в связи с этим в симптоматике психоза. Им также показано, что обычные назойливые явления различны. Одни поближе к естествен­ным ужасам, застревающим в переживаниях нездоровых, другие — к сверх­ценным идеям и Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы только третьи по своим механизмам представляют собой истинные обсессий

Особенности характерологических конфигураций у деток, нездоровых эпи­лепсией: упрямство, обстоятельность, склонность к персеверациям, за-стреваемость аффектов, появление страхов, тревожности, неуве­ренности в окружающей обстановке, расторможенность влечений — казалось бы, делают подходящую почву для появления навяз­чивостей. Но в медицинской практике у их Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы эти явления встреча­ются достаточно изредка. Все таки время от времени фобии и обсессий оказываются исходными признаками либо составной частью заболевания. Навяз­чивые явления могут быть в структуре предвестников припадков либо после их окончания в качестве эпилептических эквивалентов и состо­яний, возникающих в межприпадочном периоде (Гуревич М Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. О., 1932). Патогенетически связанными с эпилептическим процессом Д. С. Озе­рецковский (1950) считает такие навязчивости, которые развиваются в рамках особенных состояний. Они отличаются большей элементарнос­тью и представляют собой приемущественно нарушения влечений. У де­тей-эпилептиков часто наблюдаются ужасы, что разъясняется их завышенной чувственностью, внушаемостью и недостающим прозаическим опытом. По воззрению К. А Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. Новлянской (1964), психичес­кие пароксизмы со ужасом, оставляющие мемуары о пережитом, делают готовность к «навязчивому развитию личности». Последнее, по-видимому, связано с тем, что в межприпадочном периоде ужас при­нимает нрав протрагированной тревожности, настороженности и подозрительности.

L. Michaux (1950), вместе с другими психологическими проявлениями эпилепсии у малышей, также констатирует возможность появления Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы навязчивостей. О близких к ним симптомам пишут и другие создатели, называя их подсознательными автоматизмами. К ним они относят по­вторение грубых слов, жестов, клептоманию, приступы злости, экс­гибиционизм. С. С. Мнухин (1972) описывал редчайшие у деток и подрос­тков, нездоровых эпилепсией, сенсорные нарушения: неверное чувство присутствия, чувство того, что говорящий Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы с нездоровым поет, а после­дний повторяет ту же песню сам, и переживание истязающей потреб­ности вспомнить исчезнувшую идея, слово либо отыскать упавший буд­то бы предмет. Сразу у тех же нездоровых им отмечались насиль-ственность и соответствующие назойливые проявления (ужасы, рвение начать чтение с определенной буковкы и Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы т. д.). В. И. Гарбузов (1968) так­же следил малышей и подростков, у каких эпилепсия смешивалась с назойливыми состояниями.

Наши наблюдения позволяют также привести некие случаи, вызывавшие диагностические трудности.

ПРИМЕР 22______________________________________Надя, 14 лет

Госпитализировалась по поводу страхов открытого места, высо­ких построек, назойливых представлений сексапильного содержания и мыс­лей о самоубийстве Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. Состояние сначала трактовалось как невроз навяз­чивости. Более внимательное исследование анамнеза нездоровой нашло наследную отягощенность эпилепсией со стороны мамы и судо­рожные припадки у нее самой (от 5 до 12 лет). В последние два года у девченки имеются ночные психомоторные приступы и абсансы. Эти дан­ные, как и типичные конфигурации личности Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы (понижение интеллектуаль­ного функционирования, дисфорические состояния со злобностью, раздражительностью, недовольством) позволили поставить диагноз эпи­лепсии. Распознаванию в этом случае содействовали также электро-энцефалографические исследования.

Последующий случай диагностически более увлекателен.

ПРИМЕР 23___________________________________Паша, 10 лет

Поступил в клинику из-за неизменного рвения ездить на автобусах. Он очень тяготился своими путешествиями, ругал автобусы и в Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы то же вре­мя бегал за ними, садился в их и опять ездил. Эти поездки отымали настолько не мало времени, что нездоровому некогда было заниматься, из-за чего он не успевал в школе. В поликлинике предположительный диагноз невроза был исключен на том основании, что у мальчугана с 4 лет наблюдаются Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы относи­тельно редчайшие припадки с плачем, хохотом и адверсиями головы на лево, снижен ум и изменена личность. На ЭЭГ зарегистрированы вспыш­ки комплексов «пик — волна» 3 за секунду. В пользу эпилепсии гласит и тот факт, что, как это часто при ней и бывает, обнаруженные навязчи­вые явления очень Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы близки по собственной специфике к расторможенным влече­ниям.

В особенности тяжело поставить верный диагноз в этом случае, когда навязчивости предшествуют развитию очевидных пароксизмальных симп­томов. Примером этого может быть история заболевания девченки, имевшей невропатические проявления. У нее в 7 лет появились ужас одиночества, боязнь каких-либо общих несчастий, в итоге Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы чего она спрашивала: «Будет ли война? Не погибнем ли мы?» и т. д. Длительно не могла успокоить­ся даже при нескольких отрицательных ответах, продолжая спрашивать одно и то же. Потом появились приступообразные боли в животике, и толь­ко в 9-летнем возрасте к ним присоединились ясные малые при­падки с Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы частотой до 3-5 в денек. У этой нездоровой довольно осложнен­ное преждевременное развитие: тяжкий токсикоз беременности у мамы, длитель­ная асфиксия в родах, высочайшая лихорадка (40°) на 4-й денек после рождения, дистрофия, повторные пневмонии. Для уточнения диагноза в момент возникновения страхов могло иметь значение исследование био­электрической активности мозга. В следующем уже и клиническая Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы картина не оставила колебаний в диагнозе эпилепсии.

Таким макаром, появление страхов погибели, одиночества, чужих людей, воров, шумящих машин (компрессор, пылесос), войны, пред­ставления пережитого, умопомрачительных картин и др., как это наблюда­лось у наших нездоровых, может быть признаком начинающейся либо те­кущей эпилепсии. В ряде всевозможных случаев эти навязчивости Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы тривиальны, по собственной структуре поближе к неодолимым насильственностям и плотно сплетены с влечениями. Часто они появляются на фоне дисфории либо связаны с переживаниями в момент пароксизмов. Но это не обя­зательно, и у части нездоровых клиническое разграничение природы на­вязчивостей (эпилепсия либо невроз) вызывает огромные затруднения. Для диагностики Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы во всех случаях имеет значение не только лишь наличие припадков, да и, что часто важнее, конфигурации личности и сниже­ние ума. Огромное подспорье в диагностике представляет собой исследование биоэлектрической активности мозга.

Назойливые состояния выявляются и при неких синдромах орга­нического поражения центральной нервной системы: общем психологическом недоразвитии, деменции, психопатоподобных конфигурациях Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы личности и т. д. Навязчивости могут быть исходными и текущими проявлениями травматических, энцефалитических, сосудистых и других болезней мозга. По воззрению Д. С. Озерецковского (1950), в большинстве случаев это назойливые сомнения, возникающие на фоне астении, вызванной органическим болезнью. Могут быть также разные фобии и другие навязчивости. Если в Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы этих случаях обсессивные явления не имеют значимых особенностей, то такие же симптомы, развивающиеся в прямой зависимости от морфологических нарушений мозга, отличают­ся признаками собственной насильной непреодолимости (Гуревич М. О., 1932; Голант Р. Я., 1939; Яковлева Е. К., 1961). К. Gromska выявляет у малышей корреляцию меж навязчивостями и энцефалопатическим дефек­том. Наш опыт позволяет Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы показать на нескольких клинических приме­рах не только лишь и не столько трудности диагностики, сколько особеннос­ти навязчивостей при последствиях органических поражений головно­го мозга у малышей. Сложность разграничения невроза, появившегося на органическом фоне, и резидуально-органического заболевания с невро-зоподобными явлениями может быть проиллюстрирована на примере 12-летнего мальчугана. Он воспитывался Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы в благополучной семье, удовлет­ворительно справлялся с программкой речевой школы. Без видимого пси­хологического повода у него появилось неотвязное рвение сбрасы­вать с себя нити, стал застревать на отдельных идей и мемуарах. Мальчишка осознавал неуместность, а время от времени и нелепость происходящего, но ничего не мог с собой поделать Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. Тенденции к застреванию на одном и том же деле, увлечении, игре у него были и ранее. Так, он длительное время отрисовывал только военные сюжеты. Будучи склонным к сочинению рас­сказов, он в их отражал только международные действия. С младшего школьного возраста был увлечен всем тем, что Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы связано с исследованием зем­ли: географическими картами и атласами. Описанные проявления воз­никли и у мальчугана, отстающего в психологическом и поболее существенно в речевом развитии, расторможенного, чувственно неуравновешенного, запальчивого, раздражающего, с большенными трудностями в моторной сфе­ре. Ранее у него были вскрикивания, подергивания, общее двигатель­ное беспокойство. Неврологически — остаточные явления спастичес Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы­кого парапареза.

Из приведенного видно, что возникшие движения и мысли одно­временно с признаками навязчивости имеют и особенности насиль-ственностей. Сочетание же этих симптомов с признаками резидуальио-органического поражения центральной нервной системы принуждает сделать вывод о неврозоподобных расстройствах органического про­исхождения (последствия тяжеленной родовой травмы).

ПРИМЕР 24________________________________Вика, 14 лет

У нее наблюдавшиеся Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы деяния были более сложны. Сначала она кланя­лась всем корпусом вперед, прикладывая руку ко лбу, в предстоящем ста­ла кивать головой в различные стороны, размахивать руками, шептать. Свое поведение она разъясняла тем, что считает себя очень нездоровой и поэтому каким-то образом уповает на поклоны. Но ни напряжения Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы, ни борь­бы с описываемыми действиями у нее не было. В этом случае также может идти речь или о неврозе назойливых состояний у нездоровой, пере­несшей энцефалит, или о неврозоподобных явлениях резидуально-орга­нического генеза. За полгода до возникновения обрисованных явлений девченка в период эпидемии гриппа перенесла Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы двухнедельную высшую лихорадку с следующей долговременной астенией. Спустя несколько недель на основа­нии инверсии сна, брадипсихии, брадикинезии, гипомимии, скованности, атетоидных движений, конфигурации мышечного тонуса и других неврологи­ческих явлений была диагностирована приобретенная форма летаргическо­го энцефалита. В момент поступления практически все эти проявления после­днего были хотя и наименее выраженными Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы, но явными. В пользу органи­ческого происхождения ритуалов, выполняемых девченкой, гласит и их фактическая непреодолимость.

У других нездоровых этой группы посреди назойливых явлений были про­стейшие движения руками, ногами, головой, трихотилломания, стра­хи перед хоть какой деятельностью, определенной работой, высотой, про­странством, одиночеством, мудрствование, рвение к самоубийству. Отличительной же Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы особенностью навязчивостей у этих нездоровых явля­ются не их содержание либо охватываемая сфера, а нрав реализа­ции, близкий к таковому при насильственностях. Непреодолимость, определенная элементарность и сочетание с другими органическими психологическими расстройствами (психосенсорными, стереотипиями, уплощением личности, конфигурацией аффективно-волевой сферы и т. д.) позволяют с большей толикой вероятности поставить верный диаг Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы­ноз. Обычно, у этих нездоровых нет также чувства навязываемое™ и предыдущего навязчивости внутреннего беспокойства.

ПРИМЕР 25 ______________________________Петя, 14 лет

В 9 лет перенес первую атаку ревматизма. В 11 лет появилось неотступ­ное желание произносить вслух определенную фразу, совершать одни и те же деяния: оглядываться, топать на одном месте, по нескольку раз Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы подымать и ставить тапки в определенное положение, не переносил упо­минания числа 2. При всем осознании нелепости совершаемого не мог удачно биться с этим. Описываемые явления в особенности выраженными были в течение нескольких месяцев. В последние 2 года нездоровой стал более темным, раздражительным, нетерпеливым, взрывался по каждо­му пустяку. Появилось неотвязное рвение задавать нескончаемое Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы мно­жество вопросов на одну и ту же тему. Характерологически изменен — эгоцентричен, насторожен, упрям, чувственно неустойчив, труден в разговоре. Умственно развит соответственно возрасту. Неврологи­чески: отмечается органическая, микросимптоматика. ЭЭГ — конфигурации многофункционального состояния в подкорковых отделах. ЭКГ — отклонение электронной оси сердца на лево. Синусовая аритмия. Понижение зубцов Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы Р и Т во всех отведениях.

Назойливые желания, деяния и вопросы у этого мальчугана расценива­лись как проявление невроза. Но против таковой трактовки молвят типичные конфигурации личности органического типа. Как это и свой­ственно псевдонавязчивостям органического генеза, они отличаются не возможностью истинной борьбы с ними, отсутствием предыдущей напряженности и Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы недостаточной реакцией личности. Из перенесенных болезней отмечены ревматизм с 9 лет, нередкие ангины. Имеются изме­нения ЭКГ и ЭЭГ. Произнесенное позволяет прийти к выводу о наличии у боль ного неврозоподобных назойливых проявлений и конфигураций личности ревматического происхождения.

Легкая степень психологического недоразвития не является препятстви­ем к формированию личного дела к ужасам и Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы формирова­нию ритуалов Навязчивости у олигофренов просты, однотипны и однообразны. Они носят нрав страхов погибели, мглы, насеко­мых, одиночества (Гарбузов В. И., 1976). Можно представить, что в формировании этих неврозоподобных расстройств огромное роль воспринимает органическое поражение мозга, настолько нередко ле­жащее в базе психологического недоразвития.

Мы также встречали Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы детей-олигофренов, которые накручивали на палец волосы и вырывали их, выкрикивали бранные слова, непрестан­но гладили всякую гладкую поверхность предмета, отрисовывали только определенные предметы и т. д. У других были ужасы одиночества, не­понятного («черной земли», «теней»), чужих людей, родителей. Одна­ко примитивизм психики олигофрена, малозначительная способность к интроспекции, недостающее Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы осознание психических проявле­ний делают сложным разграничение у их невротических и неврозопо­добных явлений. Время от времени только по косвенным признакам, ухудшению настроения малыша при воспрещении либо даже прерывании его повтор­ных действий можно судить о навязчивости явления. Другие кри­терии диагностики обсессий, обычно, не могут быть использова­ны Невроз навязчивых состояний и обсессивноподобные синдромы. В то же время трудно установить происхождение симптомов. Генез неврозоподобных явлений в отличие от невротических определяется также по связи их с другими органическими симптомами.

Раздел 6

Погибель В МИРЕ Малышей


nezavershennosti-destanilizacii-zarozhdenie-dissidentskogo-dvizhenie.html
nezavisimaya-gazeta-03092012-minfin-i-mintrud-byutsya-za-pensiyu-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-3-sentyabrya-2012-goda.html
nezavisimaya-gazeta-16032012-dekorativnaya-strategiya-2020-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-16-marta-2012-goda.html