Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск

Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск



Авторский комментарий

Незамудреное заглавие сборника сродни «Красной тетради». Я отдал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои рассказы и вирши, на другой собственной стороне несла распечатки программного кода, частично Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск составленного и отпечатанного мной лично.

В то время индивидуальные компы были в нашей стране никак не индивидуальными, а лазерных принтеров не было и в помине. В вычислительных центрах мозг машины был Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск спрятан от сторонних глаз за стеклянными дверцами в мощных железных стойках с клавишами и мигающими лампочками. Доступ туда имели системные операторы и системные программеры. Рядовые юзеры посиживали в кабинетах, оборудованных только терминалами и клавиатурами. Плотоядный Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск и магический зеленый свет монохромных лучевых трубок этих мониторов создавал на меня неизменное воспоминание. Массивный матричный принтер, перфорированная бумага (с круглыми дырочками по бокам), заправленная в него – вот каковой Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск был нехитрый инструмент печати, трещащий за спиной. Все совместно это называлось вычислительным комплексом. «БЭСМ-6», «СМ-4», серия вычислительных машин «ЕС» - эти великаны, за редчайшим исключением, все уже разобраны на драгоценные металлы и металлолом…

Большая Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск часть рассказов выброшено мной из электрических версий за ненадобностью, оставлены все стихотворения, в том числе пара пафосных. По своим цензурным суждениям я на сто процентов изменил вычурное заглавие последнего рассказа, взяв Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск в качестве оного выкрик 1-го из персонажей повествования. Вероятные стилистические и орфографические ошибки я не исправлял – было лень.

Харитон молвиЩев

27 июля года 2008-го



^ Ступени тьмы


Бесконечность жизни продолжает путь.

И ведь я умру когда–нибудь.

Мне бы только Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск древо высадить

И мечту на счастье положить.


Видишь, как проносятся вдалеке

Этой жизни суетные деньки.

Покажи мне место, где умру,

Этой погибели ужасную нору.


Но всё выходит на круги своя

И дарует погибели жизнь Земля Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

И стонет выжженная нами плоть.

Орешки жизни предстоит не мне колоть.


И я умру назло моим противникам,

Которым не узреть счастья храм.

Мне лишь бы незначительно потерпеть

И барсом песнь прощальную всхрипеть Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

20.IX.90


^ Космолётчикам посвящается


Взлёт. Перегрузки. Замерло сердечко.

Рядом – мои друзья.

Из черноты пробивается солнце.

Солнце – не куча белья.


Тяжесть опала. Означает, как до этого

Мы покидаем тебя.

Звёзды манят. Мы, естественно, в одежке,

Милая наша Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск Земля.


Курс нам проложен тяжёлый, не скрою.

Ноша никак нелегка.

И бутерброды с красноватой икрою

Нас подбодряют немного.


Наши ассистенты – циркуль, линейка.

Счёты – надёжный друг.

Жалко мы не слышим, как рыдает Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск жалейка

Собственный обнажая испуг.


Родина–мама! Сколько сил отдано!

Времени и труда!

Где–то в гумно засыпают зерно.

Где–то идёт страда.


Цель путешествия – Крюгер 60.

Наказ есть наказ!

Люди в погонах правят!

Приказ есть приказ Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!

21.I.91


^ ПМ&К и цианистый калий
либо
о полезности повиновения
(в «Красную тетрадь»)


Напекла как–то раз бабушка пирогов. Внук Павел не преминул их сходу отпотчевать. Сел он аккурат за стол, налил молока. Бабушка указывает Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск на пирожок треугольничком и гласит:


– Этот, Павлуша, с повидлом.


А позже на длинненький указывает и гласит:


– А этот вот с капустой.


Ну, Павел схватил длинненький. А бабушка:


– Этот с Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск капустой.

Павлуша зубами впился, откусил полпирога и пережёвывает. Смачно. И молоком запил. Впитал пирог и сейчас треугольничком схватить торопится. Бабушка вновь гласит:


– Этот с повидлом.


И чего это, задумывается Павел, она припоминает. Я Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск ж не с ПМ&К.

Слопал 2-ой пирожок и снова за треугольничком тянется.


– С повидлом, – вновь напомнила бабушка.

– Бабушка, – чуток–чуток рассердился Павел, – я знаю.


И молока подлил. Установилась очередь четвёртого пирога. И Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск снова бабушка:


– Этот с капустой.

– Бабушка! Перестань консультировать.


Был и этот пирог съеден. Взял Павел ещё пирог, и только бабушка собралась что–то сказать, как внук перебил:


– Этот с повидлом Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Знаю, бабушка.

– А вот и нет.

– А с чем? – поинтересовался Павлуша.

– С цианистым калием, – ответила бабушка.


Павел не прекрасно помыслил о бабушке и поднёс пирог ко рту раскрытому.


– Павлуша! Пирог с цианистым калием. Положи на Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск место. Другой возьми.


И перед тем, как оттяпать половину сдобы, Павлуша поинтересовался:


– Зачем же ты его в таком случае выпекла?

– Захотелось – вот и выпекла.

– А на тарелку вкупе со всеми Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск почему положила?

– А куда ж его класть–то? Вот я и говорю, что б ты его не ел.


Последняя прижизненная идея Волкова Павла была максимально ёмка – маразм; после этого его тело Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск отвалилось вспять и неловко устроилось в дверном проёме.


Вот к чему привело неповиновение. Сиди б на его месте некто с III курса ПМ&К, то катастрофа не состоялась бы. Хоть и дуб Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, а абстрагироваться умеет.

Вывод: или Вы кто угодно и послушливый, или Вы доучившийся до III курса ПМ&К.

Или то, или это. По другому ваша жизнь кончится без славы.

28.I.91


Сказка_для Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск_Брынзылева_Алексея.SORROW


Я расскажу про сову–недотрогу,

Ту, что накапливала пшено понемногу.

И про енота, который во сне

в речке купался, надевши пенсне.


Если отважился, садись поудобней.

Что не поймёшь – расспроси поподробней.

Только позже! А на Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск данный момент – тишь.

Всё начиналось с мешочка пшена...


Как–то сова, ей спать недосуг,

Клювом терзала небольшой сук.

Что все-таки подвешено было на нём?

Да, непременно: мешочек с Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск пшеном.


Я уж не знаю, обожают ли совы

Есть пшено, запершись на засовы.

Навряд ли. Но эта была исключеньем.

Снят был мешочек с усердным сопеньем.


Но (так и в жизни бывает, Алёша)

Вниз устремилась Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск священная ноша

Вкупе с совой. Или та оступилась,

Иль, что точнее, от счастья забылась.


Всё б ничего. Но енот–обормот

Сладостно спал, раздувая животик,

Конкретно там, где сова опустилась.

Тяжек удар. И жизнь закончилась Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.


Ночкой в лесу тишь и покой.

Что все-таки сова? От развязки таковой

Разум покинул старенькую птицу,

Мыслей с собой захватив череду.


Прогуливается, орёт надрываясь над тушкой,

Ветвей еловых касаясь маковкой.

Стонет и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск злится, забыв обо всём.

Что ж ты наделал, мешочек с пшеном…

30.I.91


***


Сошла ель на панель

Потаскушкой стала.

Вьётся в сумерках метель –

И она утомилась.


^ Поражающая сила рисунка
либо
сардины двоевластия высших Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск эмоций
(в «Красную тетрадь»)


Решил Павлуша таковой набросок нарисовать, что б кто посмотрел на него и от испуга помер бы. Взял Павлуша ручку и нарисовал набросок. И пошёл Брынзылеву показать. А то на Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск улице людей умерщвлять как–то боязно. Да чужих к тому же. Павлуша был уверен, что кто посмотрит на этот набросок – сходу к предкам отправится. Убеждён был на 100%. Стальная, в общем, уверенность. Лучше не Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск бывает. Всё! Локальный максимум! Посмотрел – погиб! Вот звонит он в кв. №58. Дверь Алексей Брынзылев открыл. Обрадовался, опешил. А Павлуша достал набросок и Брынзылеву засунул со словом: «Полюбуйся!» Посмотрел тот на набросок. И сходу Павлуша Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск увидел, что Брынзылев Алексей улыбается. То, что это предсмертный оскал, Павлуша смекнул сходу. А Павлуша был человечным. И что б не страдал в предсмертных судорогах Алексей, выхватил Павлуша ножик Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, который с собой на всякий последний случай взял, и всадил в огненное сердечко по самую рукоять. Алексей помер здесь же. Вытащил Павлуша ножик, вытер. Вот так набросок! Орудие массового поражения – как пить Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск дать! И вдруг посмурнел Павлуша. Как так? Ведь он нарисовал, поглядел раз 100 и не помер. Не годится. И пошёл домой дорисовывать.

3.II.91


[Очки]


Набухли почки

У соседской дочки.

Лежат бочки

Вокруг кочки.

Поставили точки

На ушные мочки Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

Прямо посреди ночки

Побагровели щёчки.

15.II.91


^ Наука и медицина – неразъёмны!


Пришлось раз Брынзылеву Алексею к психиатру обратиться. Очень приспичило. А психиатром тётя была. Вот она его усадила и сходу:


– Ты псих?


Брынзылев Алексей Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск побагровел и ответил:


– Нет.


А тётя снова:


– Мастерить любишь?


Брынзылев Алексей опешил:


– Люблю.


А тётя–психиатр:


– Ага! У нас в отделении некие тоже мастерить обожают! Означает ты псих!


И двое крепких мужчин Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск скрутили Брынзылева Алексея.

А позже Волков Павел пришёл. И тётя–психиатр достала табличку. А она на клеточки разбита. А в каждой клеточке то яблоко нарисовано, то груша, то морковка, то абрикос, то Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск часы, то ещё что–то. Отдала Павлуше в руки и молчит. Павлуша поглядел на картинки и задумывается: «Ну и для чего всё это?» И здесь тётя–психиатр спросила:


– Смешные картинки?


Опешил, естественно Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, Волков Павел. И прямо ответил:


– Нет. Чего здесь может быть забавного?


– Ага! – возрадовалась тётя, – у нас некие пациенты тоже так произнесли! Вяжи его!


И Павлуша был скручен и упрятан.

А на очереди Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск Моисеев Алексей был. Он слышал диалог меж тётей–психиатром и Павлушей. Зашёл, сел Алексей. Отдала ему тётя ту же картонку и гласит:


– Выбери самый забавнй набросок.


Алексей взял, посмотрел, посмеялся для приличия и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск ткнул в баклажан:


– Вот!


Ну, и его забрали.


А позже я пошёл. Только зашёл – сходу смирительную рубашку, ничего даже не спросив.


А почему, как обусловили, что я из этого особенного контингента Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск? А до боли просто! Эта тётя–психиатр проходила курсы увеличения квалификации. А там ей логическую задачу подсунули, что б проверить: может ли она применить математический аппарат в собственной нелёгкой работе? А задача Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск такая: продолжить логический ряд 1, 2, 3, ?. Эта тётя поставила 4. И правильно! Вот так она повысила квалификацию. И применяет познания к клиентам. 1 – это был Брынзылев, 2 – это Волков, 3 – Моисеев. А 4 – это я оказался. Вот Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск какая тётя–психиатр!

15.II.91


Таласатик


Раз научная братия подкараулила ночкой 1-го волосатика. Шёл он, ничего не подозревая. А им необходимо узнать было: почему волосы вырастают? Вот выбежали они из убежища, взмахнули кесарем, отчленили голову от тела Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Туловище здесь же на «скорой» повезли в поликлинику для пересадки сердца, а голову волосатую к для себя в институт.

Провозились они с месяц. Ничего не смогли найти. А здесь к ним Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск подсуетились из института мозга: отдай, дескать, нам покопаться. Ну и дали. А через один день им звонят и молвят: да он же гений! Те не поверили, разузнали где живойёт. И Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск отыскали такое, что арифметики произнесли: если бы успел доработать, то прогресс лет на 500 вперёд сходу был бы обеспечен. А учёные тужить не стали. Мы тоже, молвят, гении. Мы установили: пословица «волос длинен – разум Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск короток» не верна!

15.II.91


^ Батискаф из леса
(в «Красную тетрадь»)


У Павлуши Волкова была голова. И потому он мог мыслить. И намыслила она батискаф выстроить. А строить не из чего. Пошёл Павлуша Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск материал на свалках находить. А на свалках охранника злые. Походил, побродил, ничего путевого не нашёл. Домой пришёл, рыдать стал. Поплакал и ужинать пошёл. Сготовил для себя кашу «минутка» и заместо того, что Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск б её по предназначению употребить, взял и вывалил для себя её на голову. Так как облом вышел с батискафом. Посидел чуть, пошёл голову мыть. А позже не длительно думая лёг спать. И Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск погиб во сне. Да–да, с тоски скончался. Поточнее, это голова не выдержала и произнесла органам: «Баста! Мы без батискафа не сможем!»

Хоронили Павлушу на 3–й денек. Слёз было… Так как таким Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск юным погиб. Заколотили крышку гроба, опустили и зарыли. Вот для тебя и батискаф, Павлуша. Счастливого пути!

12.III.91


^ Про папашу, маму, Алёшу, гамаши


В один прекрасный момент мама

Купила папаше – гамаши,

Алёше – галоши.

Принесла мама

Гамаши – папаше,

Галоши – Алёше Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

Дала мама

Алёше – галоши,

Папаше – гамаши.

Взял папаша

Свои гамаши

И спросил маму:

«А гамаши наши?»

«Наши гамаши», –

Произнесла мама.

Ей в ответ папаша:

«Хороши гамаши –

Не видал я краше!»

И пошёл папаша

Примерять гамаши.

Расцвела Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск мама,

Что её гамаши

Расхвалил папаша.

«Как калоши?» –

Обратилась мама

К отпрыску Алёше.

«Параша! Параша!» –

Завизжал Алёша

И бросил галоши

В кашу–малашу.

«Да ты что, Алёша?» –

Опешила мама.

«Не желаю галоши!» –

заорал Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск Алёша.

«Хочу гамаши!

Как у папаши!»

Прибежал папаша,

Держа гамаши.

«Отдавай гамаши,

Плохой папаша!»

Гласит мама:

«Ладно, папаша,

Отдавай гамаши,

А для тебя Алёша

отдаёт галоши».

«А вот чьи гамаши?» –

Спросил папаша:

«Ведь они не ваши Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск».

Тогда Алёша

Скрутил папашу,

Произнес маме:

«Пойду на крышу –

Спущу папашу!»

«Ты что, Алёша?!» –

Орет мама.

«Оставь папашу,

Возьми гамаши!»

Тогда Алёша

Забрал гамаши

И кликнул: «Паша!!!

Ты – жизни чаша!!!»


Пословицы


Коль орешком грецким притворился – поделом Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, пущай колют.


Слон хоботом потрясает, а человек – дубиною.


Супергитаристом решил стать – занимайся так, чтобы на ногтях пот проступал.


Не хвались бородою – и у козла борода, да только тот ещё и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск с рогами.


Грибы с ягодами в туесок кладуть, а не в голову.


Не сетуй, что де буковка безобразна – не для того выдумана, чтоб ею наслаждаться.


Подольше злишься – меньше веселишься.


Писарь без пера Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск – что без колёс тура.


Позволь другому сено косить, если сам не мастер.


Палач и в ливрее палач.


Не больно ты и мозгён, коль бестолку свищешь.


Солнце – не колодец, не пересохнет.


Инструмент музыкальный, мёдом Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск смазанный, слаще звучать не будет.

27.VI.91


###.expression


Мастер Горчица,

Серости Жрица

Мяли волчице соски.

Даже корица

Колется спицей,

Если неверны мазки.

Стонет волчица:

Нагая жрица

Мастера душит с тоски.

Когти орлицы,

Копыта ослицы

Плоть разорвут на кусочки Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

I.VIII.91


^ Лямбда–жизнь–штришок на огромном количестве пословиц, пересечённая с весенними загадками на огромном количестве функций обгрызания


Стал Павлуша замечать, что нет у их с бабушкой той дружбы, которая именуется Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск «любовь бабушки к внуку» и напротив. Думу задумывался Павел. Как быть? Кто повинет? И бабушка стала мыслить. И выдумала. Давай, гласит, жить на огромном количестве пословиц!


– Ты что это несёшь, бабушка?!

– А вот что! Я Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск сейчас буду так делать: нужно что, так я пословицу на помощь призову.

– Х! Ты думаешь, что если будешь разбавлять речь пословицами, то всё поменяется? Чушь говоришь, бабушка!

– Никакую не чушь Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, Павлуша. Дай только повод.


На том и разошлись. Павел пошёл мыться, а бабушка обед разогревать. Когда обед согрелся, Павлика пригласили к столу. Расселись они по различным сторонам стола (как обычно) и обедают. Черпал Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, черпал Павел из кастрюли щи, а позже не выдержал и спросил:


– Что–то ты бабушка, пословицы не используешь? Обещала ведь!


Бабушка, казалось, только и ожидала этого вопроса:


– Да как! Помню! Люблю я тебя Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск! Люблю. Вот нужно ж так. Люблю – и точка!

– Вот видишь, бабуля! Какая ты умница. Как сходу дела нормализовались. Какую ж ты пословицу вспомнила?

– А вот ты сам догадайся!


Смекалил Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, смекалил Павлуша – ничего не вспомнил.


– Ну и какая пословица?

– Любовь зла, – бабушка для чего–то постучала ложкой о тарелку, – полюбишь и козла!

– Ну–ну, бабуля… – задохнулся от внезапного разворота дел внук, – Я для тебя Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск тоже чем–нибудь отплачу!!!

– Давай–давай! – подзадорила бабушка.


Доев еду, Павлуша пошёл прочь из кухни. Но через пяток минут возвратился.


– Давай, бабушка, так: будем ещё и загадками жить. На огромном количестве загадок Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!

– Загадок? Давай. Любопытно, как?

– Как?! А скоро узреешь!

– Загадками так загадками…


Завалился Павлуша на диванчик. Стал мыслить, вроде бы бабушке насолить. Сначала ничего дельного из загадок в голову не лезло. Вообщем ничего Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Но здесь на разум пришли две поговорки. На данный момент я тебя обставлю, злорадно усмехнулся Павел.


Бабушка восседала в комнате перед телеком.


– Бабуль!


Молчание.


– Бабуль!!!

– Что для тебя?

– Открой–ка рот.

– Чего? Рот Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск?

– Да, пожалуйста.

– А для чего для тебя?

– Ну открой!

– Не буду!

– Почему, бабуль? Это нетрудно.

– Только открою, а ты скажешь: «Закрой рот, ворона влетит!»

– Неужели я таковой примитив для Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск тебя скажу? Открой рот, бабуль!


И бабушка открыла рот. Не церемонясь, внук здесь же выслал скопившуюся слюну в зёв бабушки.


– Что за загадка, бабуль?

– Да я щас для тебя покажу!!!


Павлуша ринулся Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск наутёк. Остановившись в коридоре, он засунул морду в комнату:


– Не плюй в колодец, понадобиться воды напиться! И ещё: яблочко от яблоньки неподалеку падает. Это я по поводу любви к козлу.


И подразнив Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск языком, удрал в свою комнату и заперся.


Лёжа с томиком фантастики, Павел прикинул какой сейчас счёт и в чью пользу. Сначала бабушка вышла вперёд – 1:0. Но уж позже счёт сравнялся – 1:1. Да какое там 1:1! 1:10 в его пользу Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!


Провалявшись до вечера, Павел встал и решил поужинать. Но ж задумался. Стоит? Небось бабушка так подготовилась, что и не обрадуешься.


Тихонько открыл дверь. Прислушался. Издалека доносился глас бабушки. На улице Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск? Приоткрыл входную дверь. Точно! Болтает с соседками. Необходимо успеть перетащить жратву в комнату.


И Павел ринулся на кухню. Но ноги его за что–то зацепились и он грохнулся на пол, влетев лицом в чан Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск с водой и расквасив нос.


Остановив кровотечение в ванне, Павлуша вышел и взглянул вниз. Там была натянута бельевая верёвка, а рядом с ней пришпилена бумажка. На ней руками бабушки было начертано Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск: «НЕ Гласи «ГОП» ПОКА НЕ ПЕРЕПРЫГНЕШЬ!!!» Волна бешенства проехалась по всему телу.


– Ах ты дряблая … … … … – помчалось в адресок бабушки.


Через 10 минут Павел, успокоившись, уминал запершись в собственной комнате ужин. Над приоткрытой дверцей в Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск огромную комнату покоился утюг. Никаких бумажек с поговоркой не было. А для чего? Это ведь не об верёвку спотыкаться. Здесь раз – и нету! Павлуша всегда старался мыслить логически. Он, кстати, и целлофан Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск в дверном проёме расстелил. Что б меньше уборки было.


Время подходило к 10 вечера. А бабушка не приходила!


Часов около 12 ночи кто–то стал скрестись в окно большой комнаты. Выключив торшер, Павел Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск выглянул в окно. Бабушка при помощи 2-ух соседок карабкалась в форточку. Ну и хитры! – поразился Павел. Его фокус очевидно не пройдёт. Что делать? Не сейчас, так завтра. И стал готовиться Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск ко сну. Кровать и швейную машинку он придвинул к двери, боясь, вроде бы родная бабушка, обнаружив дубликат ключа, не открыла бы ночкой дверь и не поработала бы на огромном количестве загадок и пословиц Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. А что? Вздёрнет меня на бельевую верёвку и повесит на грудь табличку: «ВИСИТ ГРУША – НЕЛЬЗЯ СКУШАТЬ». И т.Олю пригласит отгадывать. Лучше от греха подальше забаррикадироваться!


Ночь прошла расслабленно.


Встав с утра, Павел разгрёб Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск завал и осторожно открыл замок. Осторожно открыл дверь. Всё тихо. Повернув голову, Павел не увидел целлофана. Дверь же была приоткрыта. Дремлет? Либо нет?


– Павлуш!


Павел помолчал.


– Павлуш!

– Что, бабуля? – поколебавшись Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, откликнулся внук.

– Я для тебя завтрак приготовила. Слышишь?

– Слышу, слышу! А ты что так вчера пришла поздно?

– Да я… Хорошо, иди ешь.


Со всеми предосторожностями совершив утренний моцион и не найдя Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск никаких подлянок, Павел стал собираться в институт.


– Павлуш! Ты ещё не ушёл? – спросила бабушка, когда куртка была уже на теле.

– Нет.

– Загляни–ка на минуту.


Заглянув в дверь большой комнаты, Павел услышал над Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск собой скрежет. Отстранившись, он увидел падающий утюг. Гулко ухнул пол.


– Жив? – поинтересовалась бабушка.

– Жив, как ни удивительно.

– Ну, иди.


Заперев свою комнату, Павел ушёл на учёбу. Что намастерит–наготовит за время его отсутствия бабушка Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск? Необходимо быть готовым ко всему…


Получив дозу познаний, Павел подходил к дому. На углу стояла бабушка и кого–то ожидала.


– Вижу!!! Вижу!!! – закричала она, – Вижу!!!


Пока Павел не подошёл к Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск бабушке, она продолжала орать.


– Рыбак рыбака лицезреет издалека! Я угадал, угадал. Уймись.


И они пошли в дом.


– А я для тебя загадочку приготовила!

– Давай, загадывай!

– А ты на данный момент сам узреешь!


Павел Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск рассмотрел, что дверь в квартиру открыта. И открыта дверь в его комнату! А там посиживают люди. Да сколько!


– Это кто это? – вымолвил Павел.

– Участники загадки!


Войдя в квартиру, Павел нашел, что дверей нет Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск! Ни одной. Зато людей–то! Знакомые и незнакомые. И ещё не было оконных рам! Просто дыры! Вот те на. Увидел здесь Павел, что гости читают его возлюбленные книжки! Лапают его фантастику Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!!! Капая на их огуречным рассолом и роняя крошки! Пережить такое Павел не мог.


– Что вы делаете, варвары!?

– Загадку давай отгадывай, а не кричи, – произнёс д. Юра, закрывая томик ЛЕ ГУИНА.


В голове у Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск Павлика мгновенно созрел план. Взяв себя в руки, он произнёс:


– Без окон, без дверей, полна светлица людей. Огурец, вот что.


Гости хвалебно закивали и забыв обо всём, продолжили трапезу.


– Бабуль! Я их Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск плащи да куртки на кухню снесу, хорошо?

– А для чего? Что затеять решил?

– Да ничего. Просто много их висит, ходить будут, задевать, ронять. А на кухне полежат для себя и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск всё.

– Ну хорошо. Поступай как знаешь.


Павел снёс все плащи и куртки на кухню и, притаившись, стал колдовать что–то при помощи ножниц.


Через полчаса гостей отвлёк показавшийся Павел.


– Идёмте–ка! Я вам Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск загадку загадаю! Смелее.


Смелых нашлось человек пятнадцать. Придя на кухню, они узрели на полу кучу одежки.


– И что? – недовольно спросил один.

– А вы повнимательней присмотритесь. Потрогайте, попытайтесь одеть.


Гости стали Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск наобум одеваться. Через полминуты стало ясно, что ни на одной вещи нет застёжек.


– Сто одёжек и все без застёжек? Так? Да? Капуста, означает? А ну, все сюда!!!


Люди хлынули на кухню. После разъяснений отгадчика Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск все рассвирепели. Откуда–то сзади передали чайник. Сняв крышку, д. Петя плеснул уже поостывший кипяточек.


– Горячо?!!

– Горячо–о–о–о–о! – заныл Павлуша.

– Куй железо, пока жарко!!! – бросил клич д. Петя Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.


И все, схватив кто поварешки, кто скалки, начали беспощадно дубасить беднягу. Вывалившись в окно, Павел понёсся что есть мочи. Вобщем, его никто и не преследовал.


Было ясно, что он проигрывает с большим Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск счётом. Практически всухую. Но не так прост был Павел. Он стал ожидать пришествия мглы.


В 12 ночи Павлуша стоял около квартиры. Дверь была на месте. И вокруг – тихо–тихо. Дверь оказалась запертой. Подойдя к Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск своим окнам, Павел толкнул раму. Закрыто. Зато в большой комнате горел свет. Извините! Но это моя квартира!!! И твёрдой поступью Павлуша подошёл к двери. После звонка бабушка открыла и как ни в Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск чём не бывало встретила внука. Поставила на стол еду и, пожелав размеренной ночи, пошла спать. Вот сейчас–то, пошевелил мозгами злорадно Павел, я для тебя, древняя сковородка, загадаю загадочку! Век будешь держать в Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск голове!


*****


Рано с утра, когда только–только рассвело, ужасный взрыв потряс дом №16 по Гимнастическому переулку. Не только лишь в доме, да и в общежитии вылетели стёкла. В неких местах осколки впились Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск в стенку. Во всём городке слышали взрыв. И поэтому чем поближе к эпицентру, тем громче зарыдали малыши, заскулили псы, замяукали кошки. Бедную бабушку мгновенно снесло с дивана и осыпало штукатуркой. Какое–то Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск время она была глуха. Оправившись от шока и сна, бабушка двинулась в коридор. Входная дверь еле держалась на петлях. В собственной комнате внука не было. Бабушка двинулась на кухню. По пути она натолкнулась Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск на раздельно лежащие внучьи ноги. Кухня! Это была не кухня. Даже неспециалисту было ясно, где произошел взрыв.


*****


Посреди пустых кастрюль и щебня была извлечена большая фото. На ней был изображён Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск лес во всей собственной красоте. Конкретно в её сторону, по воззрению профессионалов, любовался в последний миг жизни Павлуша. Это–то и расставило всё на свои места для бабушки и ещё больше Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск запутало профессионалов. Никто другой, не считая смекалистой бабушки, не додумался бы, что за загадку желал загадать ей внук. И ответ она решила запечатлеть прямо на могильном камне.


*****


На берегу могучей реки Волги, неподалеку Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск от славного городка Тольятти, под старенькым развесистым дубом лежит большой могильный камень, испещренный васильками. И золотыми знаками, прямо под улыбающейся физиономией покойного, начертано:

^ «СКОЛЬКО ВОЛКА НИ КОРМИ, А ОН ВСЁ РАВНО В Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск ЛЕС СМОТРИТ».

12.V.92


Баба Запах Редьки
(открытие так названо просто так)


Речь пойдёт о превосходном открытии, осенившем меня. Углубимся в мир животных. Чем занимаются мышки? Чем занимаются птицы–птички? А повадки щелезубых рысей? Отлично Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Вспомним–ка сейчас на психическом уровне «ненормальных» людей. Один конвульсивно, по пару раз сбегает на 5–й этаж проверить, закрыта ли дверь. Он же до того как открыть дверь куда–нибудь ведомую щёлкнет Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск пальцами и хлопнет по бёдрам. Другой что–то напористо отыскивает. Бывает и ужаснее. Это – невроз. Назойливая мысль. Мысль! А ну–ка, что появляется вокруг проводника с электронным током? Магнитное поле!!! Некто ... (физик узнаваемый Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск) сообразил в катушку запихивать магнит. Что он лицезрел, заглядывая в другую комнату? Ничего неплохого. Амперметр стоял на 0. И с животными на данный момент – на 0. Но один раз магнит запихивал ассистент. И Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск о волшебство! Стрелка амперметра дёргалась! Появлялся переменный ток! Ток! К! К! К! Так и люди. К животным. Пока нет ничего. Но я на данный момент напишу. У мышчонок и медвежат невроз Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!!! Назойливые идеи! Бедненькие. Рыщут, мечутся. И им необходимо посодействовать. Людям ведь помогают лекарствами. И зверюшкам необходимо. Переменно, естественно. Фуррор. Наука. Только излечатся животные – схватят ручки и писать о для себя будут. Как Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск себя ощущают. Что происходит с ними. Позже снова невроз. Ну и что? О для себя напишут – резать их не нужно. Не напишут – так не напишут. Есть же люди не умеющие писать. Их за это Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск не убивают. Зато это вот они – люди в виде сусликов и рыб! Так–то. Просто животные – душой люди вроде бы. Только все нездоровые назойливыми мыслями.

19.V.92


ШиндерЕлла


В один прекрасный момент Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск Павлушенька выключил свет( время уж 2-ой час ночи) и давай в бестолочь играть. А здесь среди игры вдруг звонок в дверь. Барсом к двери бросился дружок мой и зашипел:


– Ш–ш–ш–ш Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск–ш–ш–ш–ш–ш!!! Кто, ш–ш–ш–ш, там–ш–ш–ш–ш–ш?!

– А желудок можно?


Опешил Павлуша.


– Чей желудок? А?! А?!!

– Волкова Павлуши. Александровича.

– Кто его Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск спрашивает?


В глазок никого не видно. И колесницы по голове ездят. Больно.


– Его бананы спрашивают. Дома?

– У меня для бананов двери всегда открыты. Прошу.


И 5 бананов заходят. И вяжут беднягу, и тащут его на улицу Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Голова Павлика об ступени бьётся и орет:


– Давайте разберёмся! Черти полосатые!

– Мы не черти – мы бананы! – произнес один из бананов (он был философом. Гегель погиб, разложился, в почву ушёл, а Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск почва под банановое дерево как–то попала случаем. Банан этот сам страдал от того, что он философ. Банан ещё мозга не имел и не мог иметь, как следует он был сведущ исключительно в Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск кожице банановой. А под кожицей – мозг! Мозг философа! Мысли к кожице липнут, щекочут – вот для тебя и философия. Для людей банан как философ плох. Он – банан).

– Бананчики! Вы к желудку пришли Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск в гости?

– Не в гости. Арестовывать.

– Ну так и арестуйте!

– И правда – чего мы его тащим? Желудок вырежем – и дело с концом.

– Не нужно!!! – воспротивился Павлуша, – Лучше пускай я с ним Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск отправлюсь. А куда? В кутузку?

– В трибунал!


Привезли Павлушеньку в трибунал. Павлик сходу сообразил, что это не трибунал – судилище! В зале суда кого только нет – огурцы, картошка, помидоры, хлеб, булка, мясо, яичка Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск! И всякая всячина.


Завели Павлушу в место, где правонарушители стоят. Бананы охраняют. Арбитров ещё нет. Зато в зале суда шум, гам. Где? В окошко зала суда чёрная смазка заглянула и далее пошла. У Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск неё дома сынок погибал. Но это всё ерунда. У неё не было никогда отпрыской. И быть не могло! Смазка – лгунья злосчастная!


А овощи–фрукты–продукты галдят. И Павлуша слышит, как его по всякому Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск матерят. Нервничает голубок мой. Дай-ка я бананчик пока съем. Взял Павлуша самый ближний банан и тот даже пикнуть не успел. Очистили его. И в рот сходу половина была выслана. Присел Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск подсудимый наш. Банан жуёт. Смачно! Непонятно, что будет. Зато бананов поем. Скушан был банан. Павлуша осмотрелся. Галдёж таковой же. А на него никто и не глядит. Потянулся за вторым бананом–сторожем.


– Встать! Трибунал Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск идёт!


Все встали. Не успел бананами полакомиться. Заходят судьи: Сырник, Пирожное Эклер и Бутерброд С Булкой И С Паштетом. Расселись. Пошуршали, пошушукались. Пирожное Эклер встало.


– Обвиняется Волков Павел Александрович, 1972 года рождения, в Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск злобном пожирании фруктов, овощей и товаров. Слово прокурору.


Встал Сырник (их Павлуша уплетал за обе щёки).


– Требую высшей меры наказания.


Павлуша затрясся. Он не знал, что здесь такое высшая мера Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Но, наверняка, уничтожат. Только по собственному, по фруктово–овощному. А вдруг, промелькнула идея, это меня до конца дней моих подкармливать будут? Нет, быть не может! И давай шкурку банана подальше в уголок запихивать.


– Приглашаются Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск родственники потерпевших.


Булка идёт.


– Этот тип съел сотку моих родственников. И не подавился. Требую вышку.


Прямо за булкой кинулись гурьбой котлеты.


– А нас, а нас ел! И не рыдал даже! Изувер!


За Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск котлетами помидорина приковыляла.


– Я, – (а глас как у Лены Боннэр), – растеряла всех собственных родственников. И маринованных, и солёных, и новых. Требую высшей меры наказания – кинуть негодяя в кипящий сироп, заморозить Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск и выставить на всеобщее поругание.


Павлуша, весь красноватый, зарыдал. Это ведь почище расстрела.


– Глядите, – закричали блины, – рыдает! Видать, есть возжелал! Паразит худенький!


А за трибуной запеканка морковная стоит.


– Этот негодяй уминает меня Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск чуть не каждое утро за завтраком. Сотка булок ерунда по сопоставлению с морковными запеканками! Вышку ему!


Здесь Павлуша не терпел.


– Неправда! Я никогда не ел морковную запеканку! Ересь!


(Это была вправду инсинуация. Павлуша не мог Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск терпеть такие запеканки).


Из–за судейского стола поднялся Бутерброд С Булкой И С Паштетом:


– Фактами поедания морковной запеканки следствие не располагает.


Все притихли. Желала завести следствие в тупик? Морковная запеканка Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск подразнила Павлушу языком и как завоет:


– А я беременна–а–а–а–а–а–а–а–ая!


Залезла к арбитрам на стол, а ножками к публике легла:


– Видите? Колбаски кругляшок видите во Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск мне запечён?

– Видим!!!

– Он бы всё равно меня расковырял, что б ребёночка моего съесть!

– Чикатило! – заорал батон колбасы.


И следствие приняло это во внимание.


Плохи дела Павлушины. Нужно как–то спасаться Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. Мысль клюнула. Встал Павлуша.


– Можно сказать?!?


– Говорите.

– Вполне может быть, что всё произнесенное выступавшими – ересь. Где подтверждения, что я ел ту же булку? Где? То, что выступила эта злосчастная булка, ни о Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск чём не гласит. Придумала – и всё! А потерпевших как таких нет. Съели?!


Овощи–фрукты–продукты аж поперхнулись от услышанного. Это верх цинизма! Вскочил Сырник.


– Впустите в зал суда конкретных очевидцев!


Раскрылись двери и рекой влились Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск крошки. Они подбежали к арбитрам и стали тоненько и тошно о чём–то пищать всем скопом.


– Пожалуйста, не все совместно!


Одна крошка забралась на приступку.


– Мы осыпАлись с пожираемых. Он, – и она Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск ткнула коротким пальчиком в Волкова Павлушу, – должен быть наказан самым жестоким образом! Гибелью!

– Да–а–а–а!!! – заорали все крошки.

– Спасибо! Спасибо! Сейчас очередь покусанного яблока.


Крошки убежали и выкатилось яблочко Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск краснобокое.


– Я не дальше как за вчерашним ужином было покусано. Эва!


И яблочко показало всем покусанный бок.


– Узнаёшь, отродье? – и стало испепелять Павлушу ненавидящим взором.


Плохи дела. Нужно выворачиваться внаглую.


– Чушь! – Павел грозно Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск запыхтел. – Эти задрипанные крошки могли явиться откуда угодно и наговорить что угодно. Тоже самое желаю сказать и про яблоко!


Стало тихо. Судьи задумались.


– Снимем отпечатки зубов у подсудимого!

Не такие они тупые Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, эти овощи–фрукты–продукты. Принудили Павлушу кусать восковую палку. Сравнили. Всё совпадает!


– Гад! Желал нас вокруг пальца обвести! – закричали все.


– А понимаете ли вы, – расслабленно оборвал Павлуша, – что у людей Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск достаточно нередко совпадают отпечатки зубов? И вы меня с кем–то спутали.


Снова тихо. Судьи стали шептаться и листать какие–то книги. Минут через 5 Пирожное Эклер произнесло:


– Имеет быть место.


Ха Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск–ха–ха, засмеялся про себя Павлуша. Мозгами не обзавелись, а возмущаются. Лапшу на уши повесишь – а дурачинами казаться–то не охото!


Но рано радовался Павлик.


– Я, – грозно произнёс Сырник, – как прокурор и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск родственник безвинно проглоченных требую немедленно произвести вскрытие Волкова Павла Александровича. Всё сходу встанет на свои места.

– Позвольте! – заплакал бедненький заинька Павлик, – А если там нет ничего – для чего резать?

– Нет – отпустим, есть – казним Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск.

– А как…, меня…? разрежете, там – нет, а зашивать будете, вы умеете? Я умру!

– Обвиняемый Волков! Вам здесь не госпиталь, а трибунал! Ясно?

– Не ясно! Там и правда пусто! В желудке. Поверьте Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск!

– Доверяй, но инспектируй. Вспарывайте брюхо.


Засверкали отлично заточенные лезвия.


Что делать?!! Делать что?!! Откроют живот, увидят – и точно я умру ранее экзекуции! Лучше сознаюсь! А перед казнью сбегу.


– Стойте!!! Сознаюсь! Я виновен. Сознаюсь!!!


Что здесь Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск началось. Сморщенные буханки жабами запрыгали и все другие обезумели от радости. Арбитрам чуть удалось утихомирить публику съедобную.


– Слово адвокату!


Юрист! Кто–же? Вышел варёный лук, политый майонезом. Ни за что Павел не Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск взял бы в рот эту мерзость. Юрист почесался и промямлил:


– Прошу учитывать факт чистосердечного признания и ограничиться пожурЕнием. И отпустить.

– Ишь ты! – зашипели конфеты, – Если он тебя не ел Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск, так означает всё можно? ШиндерЕлла!!!*


Арбитр Пирожное Эклер:


– Никаких ограничений.

– Хорошо, – нисколечко не смутившись, отреагировал юрист, – прошу перенести казнь на завтрашний день.

– Предложение принимается.

– Можно, – уцепился за соломинку Павлуша, – я на данный момент при Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск всех вас, моих постылых собравшихся, от которых меня воротит в полном смысле этого слова, я съем варёный лук с майонезом, моё единственное любимое блюдо?

– Ешь! – выдохнули овощи–фрукты–продукты.


Павлуша, демонстрируя на лице Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск блаженство, умял лук варёный с майонезом:


– Вкусно!

– Ну и наглец!!! – проревел Бутерброд С Булкой И С Паштетом. – Сожрал адвоката!!! Нет слов!!! Никаких переносов. Казним на данный момент же!!! Приговор окончателен и Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск обжалованью не подлежит!!!


Поволокли Павлика. В котле большущем уж сироп красноватый бурлит.


– Последнее слово, подсудимый!


И здесь Павлушенька как заорет:


– Братва!!! Чего вы обозлились–то! Не я – другие съедят! Так лучше я Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск! Вон я какой! О! Дородный таковой! А! Приятно посмотреть! В моё брюхо лезть одно наслаждение. Ну, как оно?


Помыслили, пошевелили мозгами овощи–фрукты–продукты – дело гласит. И всё стало по Павлушиному Незамысловатое название сборника сродни «Красной тетради». Ядал его, руководствуясь теми же соображениями. Перфорированная бумага, на которой я писал свои расск. А ведь сначала желал кликнуть: «Нас много, всех не перекидаете!!!» А смекнул – и на для тебя! Вот. Домой Павлик ворачивался очень сытым.

22.VI.92


http://molvi.net

* Искажённое Sinderella (англ.) - Золушка.



nevrologicheskie-sindromi-osteohondroza-grudnogo-otdela-pozvonochnika.html
nevrologiya-otogennij-meningit-referat.html
nevropatiya-luchevogo-loktevogo-i-sredinnogo-nervov.html